Индия: 40 дней -4 жизни.

Жизнь 2 — Лех, Ладакх.

Каждое мгновение не есть начало периода, временного промежутка.
Каждое мгновение есть начало события,
которое наполняет время специфическим качеством.
Нет такого понятия, как час времени.
Есть час любви, день грусти, год обучения, время работы.

«Конечные и бесконечные игры»
Джеймс П. Карс

Наша следующая жизнь началась с очень приятной вещи – белоснежных простыней (и это в Индии!!!), укрывавших огромную « стационарную» кровать в гостинице Леха. Она не тряслась, не вибрировала  и не кренилась на поворотах– согласитесь, это огромное преимущество после недельной жизни на колесах.

Было уже около полуночи, и нам больше ничего не оставалось, как завалиться спать. Что и было проделано с большим удовольствием.

А утром следующего дня нас ждал Лех и курсы Тибетской медицины.

О Лехе и его окрестностях.

Лех- столица горного княжества Ладакх, великолепен и неповторим.
Своими узкими мощеными улочками, бурлящей жизнью, кафешками прямо на крышах домов. В одной из них мы, охваченные ностальгией по родине,нашли даже окрошку и харчо.  А если Вы – любитель момо, местных пельменей с бараниной – то лучшего места, чем забегаловки на центральной улочке Old market вам не найти.

Являясь столицей округа Ладакх,  в прошлом – горного княжества, Лех поражает причудливым смешением всего и вся. Сюда в изобилии едут туристы: одни- прикоснуться с древней мудрости и самобытности Тибета, другие – потреккинговать в неповторимых по своей красоте горах и долинах, третьи – просто отдохнуть.  Сюда, в Лех, едут ученые и общественные деятели – изучать и сохранять чуть было не исчезнувшую с лица
Земли культуру.  А вслед за туристами и
гостями города  сотни  торговцев стекаются со своими «традиционно тибетскими» товарами не только из соседних штатов, но и из соседних государств.

И вся эта многоголосая и пестрая суматоха удивительно гармонично сочетается с Духом древности, а горная суровость уживается с туристической любознательностью и беспечностью.

И даже гомпы, которые с щедростью рассыпаны по окрестностям Леха, поражают своим разнообразием: в некоторых вы сможете присутствовать на службе, в некоторых – попасть на прием к монаху – лекарю, некоторые, такие как Алчи – на сегодняшний день являются скорее музеем под открытым тибетским небом. В этих монастырях представлены практически все основные направления современного буддизма — ньингма, кагью, гелукпа  и даже традиция сакья в гомпе Мато, с очень, кстати сказать, дружелюбными монахами.

Таков Лех сейчас.  Таким он и был:  здесь, в этих горах испокон веков пролегал Великий Шелковый Путь; здесь с 8 века достаточно мирно уживались с буддистами представители мусульманства, индуизма, христианства. Таким он, возможно, будет – древний и неповторимый.

О курсах.

Курсы по Тибетской медицине, впервые
были организованы  для европейцев  Институтом Тибетской  Медицины и Астрологии (Men Tsee Khang) при Его Святейшестве Далай Ламе в рамках празднования золотого юбилея, который
отмечает Институт в 2011 году. Да, вот уже 50 лет как возрожденный Men Tsee Khang, базирующийся в индийском городке Дхармшала, активно не только восстанавливает тибетские традиции, но и популяризирует буддийскую культуру.

В Лехе расположено одно из многочисленных
отделений института, которое позиционируется как культурно – образовательный и благотворительный центр, существующий  около 8 лет  при поддержке знаменитой Центральной Тибетской Администрации ( другое название – Правительство Тибета в изгнании). Именно сюда были приглашены студенты и приехали преподаватели .

В нашей первой группе было 18 человек, слетевшихся из разных уголков Земного шара. Все мы –представители Перу, Аргентины, Испании, Кореи, Голландии, Англии, Венгрии и Украины, составляли достаточно пеструю, дружественную и теплую тусовку «ищущих» людей.

Большую часть группы составляли врачи, психологи, фармацевты, хотя были и просто интересующиеся, неравнодушные к Тибету – менеджеры, учителя, дизайнеры. И эта увлеченность и открытость знаниям, присущая многим участникам,  приятно радовала и создавала совершенно особую атмосферу на курсах.
К примеру, мой сосед по парте – Тим Риз, голландец, буддист, более года изучает китайскую медицину в Китае, увлекается цигун. В прошлом – довольно успешный бизнес- консультант.
Вивьен – детский психолог из Бразилии, очень теплый и мягкий человек –на –своем — месте.
Луис – врач — рефлексотерапевт из Аргентины, который к тому же очень неплохо поет.
Изабель Деву, представитель Pulic Health в Нидерландах, недурно  владеет волынкой и даже пыталась научить нас ирландским танцам на торжественном закрытии.

Занятия проходили интенсивно – практически ежедневно, с 9 утра до 5 вечера.
И достаточно интересно,- благодаря  яркой плеяде преподавателей Института, усилиями которых тибетская медицина засияла множеством разнообразных граней: особенно интересны были занятия по моксатерапии , пульсотерапии, фармакогнозии тибетских растений, разновидности тибетского массажа- Кунье ( «ку» в переводе значит масло, мазь, а «нье» — массаж, работа с телом).

О тибетской медицине.

Тибетская медицина захватывает и не оставляет равнодушным. Являясь уникальным сплавом знаний китайской, индийской, персидской медицины и наблюдений тибетских лекарей и шаманов; просуществовав не одно столетие и воспитав многие поколения талантливых врачей, она предлагает действенные методы диагностики и лечения, при этом не предоставляя практически ни одного логического обоснования  своей правоты.

Можно много говорить об этом явлении, но мы остановимся на основных чертах, характерных для тибетской медицины:

1.      Медицинская традиция Тибета, как никакая другая, основана на смешении понятий и представлений, почерпнутых из других самобытных медицинских традиций.

2.      В некотором роде самобытна и  несет в себе характерные черты тибетского этноса.

3.      Понимание некоторых концепций прочно связано с  представлениями господствующей религии – буддизма.

Попробуем чуть более подробно раскрыть каждый пункт.
Итак, опора на  медицинские традиции соседних стран имеет достаточно давнюю историю. Первые документальные свидетельства достаточно массированного вливания культур в государство Тибет относят к годам правления тридцатого ценпо (так на тибетском называется наследственный  правитель-феодал) Сонцзена Гампо (617 -644). С его именем в истории Тибета ассоциированы политическая мудрость и период культурно –экономического расцвета. Так, пытаясь предотвратить назревавшие восстания  в государстве, объединить разрозненные племена и сохранить свои позиции, он затеял женитьбу сразу на двух принцессах, -китайской и непальской, которые к тому же исповедовали буддизм. Вместе с богатым приданым  они завезли в Тибет искусных мастеров и передовые знания своих стран. В его правление также был основан город Лхаса, введена тибетская письменность и активно начал распространение буддизм.
К эпохе правления Сронцзан Гампо относят возникновение первого письменного медицинского источника- компиляции « Оружие Бесстрашия», с которого начинается «старая медицинская школа» Тибета.
Для составления трактата из каждой медицинской традиции были взяты сильные и хорошо разработанные техники: из китайской медицины-  пульсодиагностика, моксатерапия как частный случай рефлексотерапии; из индийской медицины – концепция об управляющих элементах организма человека – Дошах, учение о конституционных типах, основы диетологии с ее уникальной концепцией вкусов, фармакогнозия растений.
К слову, усиление «индийских» влияний в медицине относят к более позднему периоду- эпохе  правления  следующего яркого политического лидера  Тибета Тисрон Децзена (757- 797), в бытность которого были приглашены  из Индии Шантаракшита и Падмасамбхава, основан монастырь Самье и проведен легендарный диспут между представителями направлений буддизма — индийским монахом Каламашилой, представлявшим хинаяну и китайцем Хошаном, приверженцем  махаяны. В ходе диспута несколько сторонников Хошана были до смерти забиты камнями, остальные «сочувствующие» после собрания убили Камалашилу. Царь объявил заслуженную победу нового буддийского течения в Тибете, буддизм как таковой – государственной религией, а китайским  монахам было настоятельно рекомендовано вернуться на родину.
( Кстати, достаточно милосердный поступок в сравнении с  захоронением заживо  министра Мажана, слишком ярого сторонника религии бон, — согласно летописям, дверь в подземелье за ним закрылась сама в ходе цепи закономерностей, которая возникла в предыдущих перевоплощениях.).

Уже сложившаяся медицинская традиция  в эту эпоху была реформирована  в русле политических веяний и получила название « новой медицинской школы», в которой преобладали индийские первоисточники.

Большое вливание индийской медицинской мысли произошло еще раз в 10-11 веках, в бытность известнейшего переводчика и религиозного деятеля того времени Рингчена Занпо. Он перевел один из основополагающих трактатов Аюрведы
( направление в индийской медицине)  « Аштанга Хридайя Самхиту» на тибетский язык. Этот перевод вошел в канон «Данчжур».

Распространено мнение, что все вышеперечисленные медицинские искания вошли  в мифический по происхождению и основополагающий по своему влиянию на тибетскую традицию 4 томный трактат « Сердце амриты – восьмичленная тантра устных наставлений», или «Чжуд- Ши».

В дальнейшем медицина Тибета претерпевала несколько значительных реформ, но они скорее были связаны с упорядочиванием уже имевшихся разрозненных источников. Кстати, в ходе таких пересмотров Дэсридом Сангье – гьяцо, крупнейшим буддийским иерархом, ученым и регентом 5 и 6 Далай- лам были составлены  знаменитые  комментарии к Чжуд Ши — «Вайдурья онбо» («Голубой берилл») и «Лхантаб» («Дополнения»), датируемые 17 веком. К данным комментариям были заказаны иллюстрации, известные нам под названием  «Атласа тибетской медицины», состоящего из 77 таблиц.

Если иллюстрировать самобытность тибетской медицины, стоит упомянуть достаточно подробно освещенный в Чжуд Ши раздел демонологии. Тенденции рассматривать «неизвестные» причины болезней как проявления злонамеренности духов, мы можем объяснить отголосками  религии бон, некогда популярной в государстве и существующей в остаточном состоянии и по сей день в обрядах буддийских монахов. Хотя более корректным  будет психологический анализ особенностей развития мысли, склонной  к магическому объяснению окружающего мира и выраженной,  в частности,  в медицинских  первоисточниках.

При этом исследовании мы будем опираться на идею, высказанную еще в 19 веке немецким естествоиспытателем Э. Геккелем о том, что в процесс индивидуального развития человек проходит все стадии, которые некогда проходило и проходит человечество. Таким образом, развитие индивидуальности и некой человеческой общности подчинено общим закономерностям. Зная особенности индивидуального развития, мы можем применить их для анализа особенностей развития нации или частного ее случая — становления взрослого человека. Нас будет в первую очередь интересовать психология интеллекта, которую достаточно подробно и тонко исследовал в 20 веке известный швейцарский психолог Ж. Пиаже. Эти исследования  мы и возьмем за основу.

Феномен «волшебных имен».

На определенном этапе развития для детей характерно обращение к магии речи, которой они овладевают — малышам приносит большое удовольствие процесс называния «предметов», особенно когда оно совместимо с предпринимаемыми действиями по отношению к этим предметам. На следующем этапе ребенок уже убирает действия и пытается управлять предметами посредством слова. Отличительной чертой магического уровня мышления является представление о том,  что «обладание» именем явления или вещи приравнивается к магической способности им управлять. Это с одной стороны является этапом развития сознания, с другой – защитным механизмом, прикрывающим страх перед неизведанным. Ведь именно неизвестным, неконтролируемым, а потому подсознательно пугающим вещам дети придумывают волшебные имена.

… расскажу о сроках, когда болеют гза …и методах защиты. Методов защиты два: самозащита и защита больного. Самозащита: носи заговоренные семена горчиц, агат и мясо ящерицы рмигс -па , а в уме все время держи заклинание: « Аум! Ба ра чакра ра ху ла вса ха!… Огонь, огонь, уничтожь, уничтожь сва ха».. ( Чжуд Ши, Тантра наставлений, глава 80).

*** гза – название духов планет. Если проанализировать описание и признаки болезней, нельзя отказать в глубокой наблюдательности и интуиции составителям трактата – на сегодняшний день медицинская астрология сможет подтвердить изложенное и более четко проиллюстрировать,  объяснить  и предусмотреть влияние планет на здоровье человека. Но в самом трактате этого не сделано.

Тонкость в том, что придумав имя для явления, которое нам неизвестно, мы убегаем от истинного познания. В то время как действительное познание нюансов и закономерностей природных явлений во- первых, снимает невротическое желание ими повелевать, а во-вторых, действительно дает ключ к способности метко назвать явление. И такое название уже будет обладать специфической и реальной силой — если оно точно,  оно может сказать о многом знающему человеку  или врачу, тем самым открыв пути к правильной тактике лечения.

К тому же схожие объяснения существовали и в Европе: известны были предположения химика 17 века ван Гельмонта о существовании в каждом органе своего духа –архея, управлявшего им. Археи имели свою иерархию, при этом подчинялись душе человека. Забавно, что спустя два столетия  были открыты ферменты, от интенсивности работы которых зависит здоровье каждого отдельно взятого органа.

Кстати, сродни феномену «волшебных имен» и феномен «холистического» подхода, который широко рекламируется  в последнее время на Западе, как нечто присущее медицине Востока. Безусловно, подход к пациенту как к личности, а не как к носителю болезни — важная веха, которую сейчас осваивает медицина в мировом масштабе. Но надо также отметить, что умение видеть страдание физического тела, равно как и изменения со стороны психики, понимать их взаимосвязь в каждом отдельном пациенте – роскошь, на которую способны далеко не все даже современные доктора, и которая возможна только благодаря накопленным  человечеством за тысячелетия знаниям и уровню технического оснащения современной медицины.

В этой целостности и целостности средневековой медицины есть колоссальные отличия. И здесь мы снова обратимся к Пиаже.

Вынужденную целостность восприятия ребенка может охарактеризовать феномен связанности всего и со всем, «когда все в мире связано и ничего не случайно». Это происходит потому, что мыслительный аппарат еще не сформирован до конца, и ребенок не в состоянии структурировать многообразие врывающегося в его сознание мира. Он впитывает его целиком, пытаясь уловить как можно большее количество связей. При попытке же структурировать явления, только что названный  мир рассыпается как карточный домик. Потому любыми способами ребенок поддерживает кажущуюся целостность, оправдывая схваченную «общность связей»  «во что бы то ни стало».

У этой целостности есть одна важная черта –доказывая ее, ребенок сводит расширяющийся мир к узкому кругу уже названных, привычных вещей. При этом привычные вещи глобализируются.

Рассмотрим пример.

Такая  категория как Доши в тибетской и индийской медицине– это и составные элементы в теле, и управляющие элементы- теми же составляющими, и болезнетворные факторы при условии «выхода из равновесия» .Таким образом, достаточно обширное количество анатомических образований, физиологических  и патофизиологических процессов  соотносится всего с тремя классификационными единицами. При чем в индийской традиции они могут называться Вата, Пита и Капха(или Джалам,  или Ап) – что в переводе с санскрита означает Воздух, Огонь и  Вода. Таким образом, мы наблюдаем глобализацию примененных понятий: практически все процессы в теле сводятся к наличию и действию природных стихий. Интересно, что такую глобализацию можно объяснить: уходя от болезненной детализации происходящего, человек пытается заменить многообразие качеств количеством оставшихся элементов — природные стихии всегда могущественны, а значит их много ( на языке подсознания). Вот такой ход — и не состыковка в деталях становится не так заметна. Кстати, в текстах не обоснованный момент перехода категории Доша из разряда действующих начал в болезнетворные начала также «объясняется» изменением ее количества: причина болезней – увеличение, уменьшение или неправильная работа Доши.

Сродни описанной глобализации – феномен одушевления неизвестного.

Ветер Держатель дыхания находится на темени. Пробегая вниз по горлу, он проталкивает пищу… ( Чжуд Ши, Тантра объяснений).

Ребенок до 11- 12 лет не в состоянии искренне признаться самому себе в том, что он чего- то может не знать. Что могут существовать непознаваемые случайности, которые неподвластны даже авторитетному взрослому,   или его заместителям – стихиям, силам природы.

Кстати,  к особенностям интеллектуальных процессов у детей Пиаже относит способ классификации соположением: вместо нахождения классификационного принципа, вещи просто располагаются в ряд, соединяясь при помощи «и».

Изложу восемь ее членов: болезни тела, детские болезни, женские болезни, болезни, насылаемые демонами, раны, отравления, старость и половая слабость.( Чжду Ши, Тантра основ)

Но помимо невозможности выделить четкий классификационный признак, здесь присутствует и некоторый динамизм: запятая между перечисленными событиями заменяет союз «и», который в свою очередь служит сокращением от словосочетания
« и этот идет с…».
Это свидетельствует специфике подхода тибетской медицины– за псевдоцелостностью проглядывает предощущение целостности как таковой- когда ценны все наблюдения, когда все в организме неразрывно связано и служит единой цели. И здесь исследовательской мысли тибетских иерархов невозможно отказать в интуитивности и проницательности.

Безусловно, тибетская медицина – богатейший источник накопленного опыта, систематизация которого в свое время стала революционном событием. Первоисточники ценны не только описанными знаниями, они беспристрастно хранят движения пытливой мысли древних врачей, которая на пиках своего развития сталкивается с «непобедимыми» Силами природы. И здесь перед нами, как и перед лекарями прошедших лет, открывается выбор — или отступить, одушевив собственное бессилие, или, признавшись себе в непознаваемости Природы, продолжить увлекательнейшее исследование человеческого тела, приятным бонусом в котором является развитие самой исследовательской мысли.

Третья особенность – традиционная тибетская медицина прочно связана с религиозными концепциями буддизма. К примеру, логически слабое место об «изменении количества — выходе из равновесия» Дош, которое может явиться причиной болезней, приравнивается к трем ядам духовной природы: похоти, злобе, невежеству. Похоть порождает ветер, злоба — желчь, невежество- слизь. Можно ли психические процессы разных классов поставить на одну линию с изменениями физического тела? Я оставляю за собой право признать  этот вопрос открытым, придав ему тем самым характер  случайного явления, стимулирующего поиск новых вопросов и логических предположений.

К этому пункту необходимо отнести отсутствие светской медицины в Тибете, а также  стремление буддийской общины строго упорядочивать имеющуюся литературу- так, после создания комментария « Лхантаб» была опечатана и изъята вся предыдущая литература, кроме нескольких основных трактатов, которые и вошли в анналы тибетской медицинской мысли.

Вот вкратце общая характеристика тибетской медицины. На мой взгляд, ее следует рассматривать как явление в мировой истории, которое невозможно понять и осмыслить  без глубоких познаний истории, культуры, религии, психологии, логики, географии  – не только  тибетского этноса, но и человечества в целом.

Таким стал для нас Лех и более глубокое знакомство с тибетской культурой и медициной.

Находясь там и ощущая свое отличие от этих мест, ты всматриваешься в пустынные поля и зеленые оазисы;  вживаешься в мироощущение людей – местных и приезжих; все глубже и больше пропуская через себя  многообразие жизни. И в какой-то момент ты начинаешь чувствовать причудливую пульсацию единства — когда важен и ценен каждый человек, каждое событие, каждое намерение в пространстве Земли. Когда твои помыслы и поступки неразрывно связаны с гармонией всего, что происходит сейчас во Вселенной. И это состояние растет с каждым днем, наполняя бережностью и солидарностью ко всему живому. Как можно назвать эти ощущения, чем объяснить? Спецификой национальной самобытности, которая формировалась в достаточно суровых условиях выживания? Энергетикой мест и величием пейзажей? Или особенностью буддийских учений с представлениями о пустотности привычных привязанностей? А может  и первым, и вторым, и третьим? Может, все это многообразие и сосуществует здесь, в труднодоступном и притягательном месте – как вечное памятование человечеству о не пройденном целым этносом уроке терпимости и единства в движении в унисон к общей цели развития и процветания.

14.09.2011

Елена Ахрамеева,
инструктор Йоги,
врач- йогатерапевт

Фотографии Пятенко Е., Зенченко Ю., Марищенко И., Ахрамеева Е.

Запись опубликована в рубрике Путешествия и заметки. Добавьте в закладки постоянную ссылку.
Комментарии:

Добавить комментарий